Ютландское сражение

Jutland
31 марта – 1 июня 1916 произошла одна из самых крупных морских битв – Ютландское сражение. Сражение происходило между флотами Британской империи (Grand fleet) и Германской империи (High seas fleet).

Collapse )

Перепечатка моего текста с ХФ, Battle of the north cape

Утром 26 декабря адмирал Бей, уверенный в своем огневом превосходстве над охранением конвоя, расположил свои эсминцы веером позади Шарнхорста. В то время, как адмирал Фрайзер отправил свои эсминцы, сопровождающие конвой, навстречу крейсерам, судам конвоя приказал взять севернее. Погодные условия были отвратительные и благодаря острому носу и низкому полубаку HMS Duke of York с каждой волной огромное количество воды попадало на палубу, значительная часть которой тут же превращалась в лед. В то же время высокий «атлантический» нос Шарнхорста обеспечивал значительно лучшие условия. Первыми немцев заметили британцы на радаре HMS Belfast на расстоянии 14 миль. Визуальный контакт установили с борта HMS Sheffield на расстоянии около 7ми миль. Как только на Шарнхорсте заметили конвой, он начал поворачиваться к нему бортом, чтобы была возможность задействовать и кормовые орудия. Благодаря этому маневру, первые выстрелы с HMS Belfast и HMS Sheffield пролетели мимо, однако HMS Norfolk открыл огонь позднее и смог сделать поправку на этот маневр. 3 снаряда с первого залпа попали в немецкий линкор. Один из этих выстрелов практически решил исход боя, уничтожив радарную установку передней полусферы, фактически ослепив немцев и оставив им возможность наводить орудия только по орудийным вспышкам. После этого попадания Шарнхорст развернулся и начал отходить от конвоя на юг. В спокойную погоду британские крейсера имели бы преимущества в скорости над немцами, но в штормовых условиях, благодаря большей массе и «атлантическому» носу, Шарнхорст без особых усилий смог разорвать дистанцию. Также этот маневр позволил ввести в действие радар задней полусферы, но попасть в британские корабли им так и не удалось. Но этот разворот не означал, что бой окончен. Адмирал Бей решил воспользоваться преимуществом в скорости и обойти британские крейсера с северо-востока, сделав полукруг. Но англичане, благодаря радарам, смогли разгадать этот хитрый план и вышли на перехват. Естественно, по мере отдаления контакт с немцами был потерян. В 10-24 эсминцы, сопровождавшие конвой, присоединись к отряду крейсеров. В 12-25 радар HMS Belfast обнаружил крупный корабль на расстоянии 30000 ярдов, идущий с южного направления, и экипажи кораблей стали готовится к бою. Вскоре произошел и визуальный контакт, и на расстоянии в 11000 ярдов британские крейсеры вновь открыли огонь, в то время, как эсминцы попытались произвести атаку торпедами. Но погодные условия значительно уменьшили скорость хода эсминцев, которые не смогли выйти на курс атаки. Несмотря на то, что в течение следующих 20 минут боя англичане добились нескольких попаданий, они не смогли нанести каких-либо повреждений немецкому кораблю. В то же время немецкий 11 дюймовый снаряд попал в барбет носовой башни B HMS Norfolk, выведя башню из строя. Другой снаряд попал в центральную часть, выведя из строя радарную установку. Также немцам удалось сделать одно накрытие HMS Sheffield, в результате которого осколки нанесли незначительные мелкие повреждения, которые еще проявят себя на различных этапах боя. Несмотря на эти успехи, Шарнхорст опять отвернул в сторону и попытался разорвать дистанцию. Но, к его несчастью, волнение на море уже успокоилось, пошел сильный снег, значительно уменьшив видимость, и крейсеры могли спокойно его преследовать, наблюдая линкор на экране радаров. Расстояние на тот момент было порядка 14000 ярдов. Обе стороны шли на скорости 28 узлов. Приблизительно в 13-00 адмирал Бей отказался от идеи напасть на конвой, используя Шарнхорст, и помня о том, что он уводит за собой крейсеры и эсминца прикрытия конвоя, отдал приказ своим эсминцам атаковать конвой, сообщив им предполагаемые координаты конвоя, которые оказались неверными. Также в это время на HMS Norfolk и HMS Sheffield в результате попаданий снарядов и осколков возникли проблемы с двигателями, и они были вынуждены прекратить преследование и вернуться к конвою. В это время Белфаст спокойно висел на хвосте Шарнхорста, наблюдая его на экране радара и сообщая его координаты надвигающемуся пиздецу в виде HMS Duke of York. В 16-40 подойдя ближе, адмирал Фрайзер приказал Белфасту выстрелить осветительными ракетами. В соответствии с планом Duke of York продолжал сближение, не открывая огонь, в то время как, из-за поломки радара адмирал Бей думал, что его преследует только Белфаст. И в 16-50 Duke of York выстрелил своими осветительными зарядами, которые были значительно больше зарядов Белфаста, и немцы начали подозревать, что что-то пошло не так. Следующий залп британский линкор сделал уже боевыми зарядами, практически прямой наводкой выведя из строя 2 носовые башни. После этого Шарнхорст дал полный вперед, пытаясь оторваться от Duke of York, при этом отстреливаясь из кормовой башни Цезарь и время от времени делая поворот, чтобы выстрелить из носовой башни Бруно, которую удалось частично вернуть в строй. Несмотря на то, что немцам не удалось добиться ни одного попадания, осколками перебило провода, соединяющие радар и систему управления огнем, но в скором времени англичане устранили это повреждение. В 18-20 начало казаться, что судьба наконец-то улыбнулась немцам: пользуясь преимуществом в скорости Шарнхорст понемногу увеличивал дистанцию и HMS Jamaica была вынуждена прекратить огонь, а эсминцы так и не смогли выйти на расстояние торпедной атаки. Но в этот момент один из снарядов HMS Duke of York пробил броню и взорвался в котельном отделении, что уменьшило скорость корабля до 10 узлов. Но вскоре Шарнхорст, благодаря экстренному ремонту, смог развить уже 22 узла. Однако поскольку он уже не имел преимущества в скорости, англичане начали его догонять. Осознавая неизбежное, адмирал Бей дал последнюю радиограмму в Германию: мы будем сражаться до последнего снаряда. Снижение скорости позволило эсминцам выйти на дистанцию торпедной стрельбы, и одна из 8ми торпед попала в немецкий линкор. В попытке увернутся от торпед Шарнхорст попала под огонь других британских эсминцев, в этот раз получив 3 попадания торпедами. Одна из этих торпед вывела из строя один из винтовых валов и повредила котельное отделение Шарнхорста, вынудив его сбросить скорость до 10 узлов. Но благодаря отчаянной работе ремонтных команд, корабль опять набрал скорость до 20-22 узлов, правда ненадолго, и постепенно его скорость опять начала падать. И в это время HMS Duke of York и Jamaica вышли на дистанцию в 10000 ярдов и вновь открыли огонь. В то же время с другой стороны подошли Belfast и Norfolk и тоже открыли огонь, в течение нескольким минут превратив Шарнхорст в пылающий факел. Подойдя ближе, Belfast и эсминцы охранения конвоя выпустили еще несколько торпедных залпов, и в 19-45 Шарнхорст затонул. Из 1968 членов экипажа удалось спасти только 36 человек. Позднее адмирал Брюс Фрайзер сказал: «Gentlemen, the battle against Scharnhorst has ended in victory for us. I hope that if any of you are ever called upon to lead a ship into action against an opponent many times superior, you will command your ship as gallantly as Scharnhorst was commanded today». «Битва против Шарнхорста завершилась нашей победой. И я надеюсь, что если вам когда-нибудь доведется вести корабль в бой против такого же превосходящего вас противника, вы будете сражаться так же храбро, как сегодня Шарнхорст».

Рабочее

Гибка полосы на фрезерном станке, в процессе работы ни один фрезерный станок не пострадал.

Видео

Чувствую пора пилить видео на youtebe и в инсте. В рекламных целях. Тексты нарид не читает принципиально.
Пробная попытка, делам из квадратного круглое.

The Great war

When the First World War began, all participants believed that it would be a short one, lasting for a few months only. This was based on an assessment of the structure of the integrated world economy, which was supposed to make a longer conflict impossible. The German general Alfred Graf von Schlieffen (1833-1913), the author of a plan for the rapid conquest of France, had stated in a memorandum written years before the war that long wars among industrial nations were impossible when the existence of the nation was based on the uninterrupted progress of trade and industry. Defeating the enemy by a strategy of attrition was not feasible, he argued, when the maintenance of millions requires the expenditure of billions.
Когда 1я мировая война началась все участники верили, что она продлится очень короткий период времени. Это базировалось, оценке на структуры интегрированной мировой экономики, которая предполагала длительный конфликт не возможным.
Как показала дальнейшая история они очень сильно ошибались, к сожалению.